Оригинал взят у в Константин Андреев: Пропаганда традиционных мерзостей

Прокуратура Ульяновской области полным ходом проверяет книги серии «Другой, другая, о других», изданной под руководством Людмилы Улицкой для детей среднего школьного возраста. Есть подозрение, что чтение этой серии крайне опасно для детской психики.

— На подобных книгах, — уже сокрушается приближенный к Ульяновской прокуратуре эксперт, — смещаются понятия добра и зла.

К «подобным книгам» правоохранители отнесли «Всеобщую декларацию прав человека в пересказе для детей и взрослых» Андрея Усачева, «Человек и человеческие возможности» Ирины Ясиной, а также работу Веры Тименчик «Семья у нас и у других». Ясина объясняет детям, каково быть инвалидом. Тименчик рассказывает об устройстве семейной жизни у разных народов. Название книги Усачева полностью соответствует содержанию.

Серия в целом, по словам все того же эксперта, призвана усыпить Россию «добрыми сказками» и подготовить плацдарм для «конкистадоров» и «крестоносцев», которые придут и сообща вышибут «нашу дверь» «кованым сапогом». То есть, в формулировке создателей проекта, эти книги должны воспитать у детей терпимость «к людям иных рас, вероисповеданий, культурных и социальных слоев», рассказывая об их «обычаях, образе жизни и представлениях».

Короче говоря, вот сижу я тут, всякой ерундой занимаюсь, а кто-то во главе с самой Людмилой Улицкой готовит вторжение конкистадоров в Ульяновск. Живут же, блин, люди. Я, как говорил Алексей Балабанов, тоже хочу!

Уважаемая Людмила Евгеньевна! Возьмите, пожалуйста, меня в свою подрывную серию. Готов написать книжку в кратчайшие сроки. Есть у меня на примете одна страна с такими обычаями и представлениями, что закачаешься. Подсунем их российским детям в красивой обложке — и даже крестоносцев можно не вводить. У нас все сами глотку друг другу перегрызут, сопьются или разбегутся по заграницам.

Вы только послушайте. В стране, про которую я напишу, чуть ли не каждый третий считает нормой собственноручное избиение несовершеннолетних, вплоть до первоклашек и дошкольников. Взрослые жители той страны бьют малышей и подростков кулаками, ремнями, скакалками, прутьями, молотками, кипятильниками, а также трубой от пылесоса. Потом залезают в интернет и хвастаются:

«У меня дочь получает ремнем по заднице почти каждую неделю, за каждую двойку, за каждое непослушание!!!»

И это только начало. Детей в той стране избивают не только за непоседливость и прогулки за гаражами. Их принято гнобить еще и за влюбчивость.

Представьте школьника, еле живого от непроглядной, неподъемной подростковой любви, которую после тридцати уже и не вспомнишь-то как следует. Придет школьник на кухню, скажет дрожащим голосом: «Я люблю Сашу» — и пошло-поехало. Вопли, мат, оплеухи, ремень, обещания кастрировать, запрет выходить из дома. Считается допустимым вызвать скорую и отправить влюбленного сына в психушку. В порядке вещей выставить его на улицу. И мало кто возмутится, если мать скажет дочери, пытавшейся покончить с собой из-за таких обычаев:

— Ты думала, все будут радоваться, что ты осталась жива?

А совсем недавно я узнал о той стране такое, что вообще в голове не укладывается. Там рядовые жители, совершенно обыкновенные жители, которые спокойно ходят по улицам и пользуются интернетом, считают: связать родную дочь восемнадцати лет и позвать постороннего мужчину, чтобы тот ее изнасиловал, — вполне приемлемо.

Да, я тоже сначала не верил. Думал: ну, даже если это правда, то одиночное явление. Где не бывает отдельных перегибов на местах? А потом гляжу: один из самых популярных комментариев под заметкой об этом событии не какой-нибудь там «Кошмар!» или «Ужас!», а «Жаль больше почему-то не изнасилованную, а ее родителей!» 93 человека с этим согласны. 93 человека плюс автор комментария — на стороне родителей.

И даже это еще не все. Бывает, кто-нибудь, набравшись храбрости и отчаяния, создаст в интернете сообщество. Там подростки, затравленные родителями, могут услышать слова утешения и поддержки. Но утешать и поддерживать в той стране противозаконно. Храбреца сразу же волокут в суд, а сообщество требуют «закрыть, уничтожить, стереть навсегда из всех социальных сетей».

Вы спросите: откуда у них такие нравы? Отвечу: дело в том, что в той стране истово чтут традиции.

Пропаганда традиционных ценностей в последние годы ширится и крепнет. Их не просто бездумно воспроизводят в быту из поколения в поколение. Служители местного культа, как саудовские имамы, открыто призывают паству истязать собственных детей, а порой оправдывают и физическое насилие в учебных заведениях. В книжных магазинах, у всех на виду, стоят подарочные издания, пропагандирующие расправу над несовершеннолетними:

«…не жалей, младенца бия: если жезлом накажешь его, не умрет, но здоровее будет, ибо ты, казня его тело, душу его избавляешь от смерти… Так не дай ему воли в юности, но пройдись по ребрам его, пока он растет…»

На обложке таких подарков пишут «Великая книга великой страны». На обороте поясняют, что это не просто «литературный памятник», а прямое «руководство к действию»: «Именно так мирянину можно пройти по пути спасения, от быта — к Бытию».

С амвонов, с высоких трибун и телеэкранов той страны превозносят прошлое и нахваливают ценности предков. Ну, а ценности предков во всех странах, как вы знаете, одинаковые: ханжество, принуждение, насилие, произвол.

Отмотаешь несколько десятилетий — там концлагеря для собственных граждан, с рабским трудом, пытками и массовыми изнасилованиями.

Отмотаешь еще полвека — там мужья охаживают жен «ременными прутьями», привязав «за волосы к потолочной балке» или «повесив вниз головой» прямо во дворе, на глазах у всего села, а соседи пожимают плечами: дескать, «свой муж, что хотит, то и делает».

Отнимешь еще столетие — там надоевших жен запирают в монастыри, а нещадно порют уже всех поголовно, включая дворян и священнослужителей. Крепостных нередко запарывают до смерти. Врагов государства забивают на площадях, словно скот, при большом стечении любопытствующих.

Людмила Евгеньевна! Я расскажу о прошлых и нынешних нравах той страны с ловко подделанным энтузиазмом — без напускной объективности, без новомодного гуманизма, который до сих пор отличал Вашу серию «Другой, другая, о других». Я буду взахлеб называть белое черным, садизм — заботой, рабство — свободой, невежество — «духовностью». Я распропагандирую все традиционные мерзости в лучшем виде, в имперской глазури, в сияющем православном фантике — разворачивай да ешь.

Вы еще сомневаетесь? Тогда вытаскиваю главный козырь.

Рано или поздно мою агитку о той поразительной стране прочитают родители. Не те, что бесятся из-за Вашей серии сейчас, а другие, вменяемые. Они напишут в органы письмо, полное справедливого гнева, и меня, как Веру Тименчик, вызовут на собеседование в Следственный комитет. Но это не беда. Я возьму с собой особый экземпляр своей книги. В нем вместо «та страна» будет написано «Россия». Я скажу, что это новый учебник патриотизма для средней школы.

— Да вы чего? — прищурюсь я, если они поверят не сразу. — Против традиционных ценностей?

И Следственный комитет принесет мне глубочайшие извинения.

http://www.snob.ru/selected/entry/71722

Метки:

Комментарии

Оставить комментарий

Вам надо войти, чтобы оставлять комментарии.