Расим свалил из города, деньги так и не вернул.

Короче вот:
Расим Шахэмирович Шахэмиров, 10.07 1978 г. р. уроженец села Гогаз Ахтынского района Республики Дагестан.
Рост 185, брюнет, глаза зелёные/карие (меняют цвет в зависимости от освещения), большой шрам от аппендицита, напоминает ожоговый. Сейчас может находиться в Норильске.

Брачный аферист, бисексуал, крутит романы с девушками (и парнями тоже), занимает у них деньги, а потом исчезает, меняя аську/мобильный и прочее.

Перепост приветствуется!

P.S. А всё же хорош, зараза!


Метки: ,

Этот встречается с другими идиотками! И называет их своими девушками! И они, как и я, ему верят! Кроме того, ещё дурную болезнь подхватил. И ведь Аллахом клялся, что никого у него нет!

А ещё Аллахом клялся, что сегодня вернёт те три тыщи, что я на него потратила. Хотел всю зарплату вытаскать, но я насторожилась.

Ну я ему устрою развиртуализацию! Век меня помнить будет.

Всё, это был мой последний мужик. После операции загоню в угол чечена, пусть берёт меня второй женой. Больше всего бесит не измены, а этот совершенно наглый обман.
Теперь он ходит, и всем рассказывает, какой он весь непетух и что через меня все читинские даги прошли.
P.S. Он женат и у него двое детей.
P.S.S. А ещё меня наверняка убьют. Эта сволочь решила чечена пошантажировать. А он мафиозо.


Метки: ,

Незаметно дискуссия перешла на средневековую Аравию и МСМ.

Когда же настала триста двадцать седьмая ночь, она сказала: «Дошло до меня, о счастливый царь, что Зумурруд сказала своему господину АлиШару: „Ты мне противоречишь? Это будет для тебя злосчастная ночь! Напротив, тебе надлежит мне повиноваться, и я сделаю тебя моим возлюбленным и назначу тебя эмиром из моих эмиров“. – „О царь времени, в чем я должен тебе повиноваться?“ – спросил Али-Шар. И царица (переодетая мужиком) оказала: „Распусти одежду и ляг ничком“. – „Этого я в жизни не делал. И если ты меня заставишь, я буду тягаться об этом с тобою перед Аллахом в день воскресенья, – сказал АлиШар. – Возьми от меня все, что ты мне дал, и позволь мне уйти из твоего города“.

И затем он заплакал и зарыдал (Баба! Отдавайся как мужик, блеять!), а царица сказала ему: «Распускай одежду и ложись ничком, иначе я отрублю тебе голову». И Али-Шар сделал это, и она надела страпон, легла ему на спину, и он почувствовал что-то мягкое, мягче шелка и нежнее сливочного масла, и сказал про себя: «Этот царь лучше всех женщин ухожу в педики».

Жирным — мои каменты.

Либо я такая извращенка и мне везде гомики мерещатся, либо тут прямым текстом дяденька дал в попу своему шефу. Классический харассмент. Повезло, что шеф был бабой, но ведь пацанчик-то не в курсах был и давал чисто мужику.

Комментарии уважаемого оппонента :

где там гомомсексуальные связи? где подвиги?

Ни слова, ни намека про попу там нет. А «давал» он (пока не знал) под принуждением. не более чем оборот сказки, когда женщина включила игру, для того что бы зажить счастливо со своим любимым ни грамма гомосятины. Лишь крайне предвзятый ум мог притянуть за уши этот пример, в качестве оправдания запретного.

А если намёка на попу нет, чож он заплакал и зарыдал, как баба? Имхо явно опасался лютого баттхёрта из-за потери ональной девственности.


Метки:

После знакомства с аварцем, двумя даргинцами и одним чеченцем, русские как мужчины как-то не очень воспринимаются. Просто люди. А когда со своим дагом встречаться начала, то совсем голову потеряла! Тем более что у нас и обычаи, и мировоззрение и воспитание почти одинаковые. Несмотря на русского папочку (которого даже не видела) я все же очень и очень восточная девушка.

Готовить, стирать, убирать очень легко и просто, когда делаешь это не для себя, а для родного человека. Этот весь быт делает жизнь настоящей и приносит самое что ни на есть счастье. С радостью еще бы услышала топот маленьких ножек, но в нашем доме их никогда не будет. Не в этой жизни, Оленька, не в этой жизни.

Все болит и хочется плакать, эти дни вернулись со страшной силой. Зачем они мне сдались? Я же все равно бесплодна! Вдвойне обидно, что болят те органы, которых у меня просто-напросто нет. Как у инвалида, которому отрезали ногу.