Оригинал взят у в Муше — цветы Мексики

В культуре сапотеков Оахаки (южная Мексика ), muxe (также пишется "muxhe") — это мужчина в женской одежде.
Муше выполняют женскую работу – шьют, вышивают, торгуют на рынке, готовят еду, делают украшения для алтарей, бижутерию, а заодно и торгуют собой.
В наше время среди них много "белых воротничков", есть даже политические деятели.
далее


Метки: ,

Оригинал взят у в Предсмертные слова знаменитых людей

Императрица Елизавета Петровна крайне удивила лекарей, когда за полминуты до смерти поднялась на подушках и, как всегда, грозно, спросила: «Я что, все еще жива?!». Но, не успели врачи испугаться, как все исправилось само собой.

Граф Толстой последнее, что произнес на смертном одре: «Мне бы цыган услышать — и ничего больше не надо!»

Композитор Эдвард Григ: «Ну что ж, если это неизбежно…».

Павлов: «Академик Павлов занят. Он умирает».

Знаменитый натуралист Ласепед отдал распоряжение сыну: «Шарль, напиши крупными буквами слово КОНЕЦ в конце моей рукописи».

Физик Гей-Люссак: «Жаль уходить в такой интересный момент»

Дочь Людовика XV Луиза: «Галопом в небеса! Галопом в небеса!»

Писательница Гертруда Стайн: «В чем вопрос? В чем вопрос? Если нет вопроса, то нет и ответа»

Виктор Гюго: «Я вижу черный свет…».

Юджин О`Нейл, писатель: «Я так и знал! Я так и знал! Родился в отеле и… черт побери… умираю в отеле».

Единственное, что успел сказать перед смертью Генри VIII: «Монахи… монахи… монахи». В последний день жизни его мучили галлюцинации. Но наследники Генри на всякий случай устроили гонения на все доступные монастыри, подозревая, что короля отравил кто-то из священников.

Джордж Байрон: «Ну, я пошел спать».

Людовик XIV кричал на домочадцев: «Чего вы ревете? Думали, я бессмертен?»

Отец диалектики Фридрих Гегель: «Только один человек меня понимал на протяжении всей жизни… А в сущности… и он меня не понимал!».

Вацлав Нижинский, Анатоль Франс, Гарибальди перед смертью прошептали одно и то же слово: «Мама!».

«Подождите минуточку». Это сказал Папа Римский Александр VI. Все так и сделали, но, увы – ничего не получилось, папа все-таки скончался.

Еврипид, который, по слухам, был просто в ужасе от близкой кончины, на вопрос, чего может бояться в смерти такой великий философ, ответил: «Того, что я ничего не знаю».

Умирая, Бальзак вспоминал одного из персонажей своих рассказов, опытного врача Бианшона: «Он бы меня спас…».

Петр Ильич Чайковский: «Надежда!.. Надежда! Надежда!.. Проклятая!»

Михаил Романов перед казнью отдал палачам свои сапоги: «Пользуйтесь, ребята, все-таки царские».

Шпионка-танцовщица Мата Хари послала целящимся в нее солдатам воздушный поцелуй: «Я готова, мальчики».

Философ Иммануил Кант произнес перед самой смертью всего одно слово: «Достаточно».

Один из братьев-кинематографистов, 92-летний О. Люмьер: «Моя пленка кончается».

Ибсен, пролежав несколько лет в немом параличе, привстав, сказал: «Напротив!» — и умер.

Надежда Мандельштам — своей сиделке: «Да ты не бойся».

Сомерсет Моэм: «Умирать — скучное занятие. Никогда этим не занимайтесь!»

Генрих Гейне: «Господь меня простит! Это его работа».

Иван Сергеевич Тургенев на смертном одре изрек странное: «Прощайте, мои милые, мои белесоватые…».

Поэт Феликс Арвер, услышав, что санитарка говорит кому-то: «Это в конце коЛидора», простонал из последних сил: «Не коЛидора, а коРидора» и умер.

Художник Антуан Ватто: «Уберите от меня этот крест! Как можно было так плохо изобразить Христа!»

Оскар Уайльд, умиравший в гостиничном номере, оглядел угасающим взором безвкусные обои на стенах и вздохнул: «Они меня убивают. Кому-то из нас придется уйти». Ушел он. Обои остались.

А вот последние слова Эйнштейна канули в Лету — сиделка не знала немецкого…


Метки:

Оригинал взят у в Бардаши — третий пол у индейцев

Оригинал взят у в Бардаши — третий пол у индейцев


Во время путешествий по Северной Америке в середине XVII века французские миссионеры и исследователи заметили среди аборигенов мужчин, которые исполняли роль женщин и носили женскую одежду (транссексуалы), в качестве своих сексуальных партнеров избирая мужчин.
По отношению к этим мужчинам, а также женщинам, которые носили мужское платье, принимали участие в охоте, военных битвах и других занятиях, расценивающихся их культурой как мужские, было применено французское слово berdache (мужчина-гомосексуалист).

В 1530 году испанский исследователь Кабеза де Вака впервые сделал запись в своем дневнике об этом явлении.
Позже, по многочисленным сообщениям 17-го века испанских конкистадоров, католических миссионеров, французских торговцев пушниной и британских колонистов было подтверждено это же явление во множестве племен. Антропологи позже документально обозначили это явление как "третий пол", обнаружив аналогичный статус у не менее 120 других североамериканских племен и во многих других культурах во всем мире.

Считается, что явление бардашей было широко распространено в Америке, представлено в каждом крупном племени от ирокезов на северо-востоке и вдоль всего восточного побережья до племен пима, навахо, иллинойс, арапахо и мохаве на Великих Равнинах; в племенах яки и сапотеков в Мексике, в нескольких южноамериканских племенах и среди эскимосов Аляски.
далее


Метки: ,

Оригинал взят у в Рене Ричардс. Жизнь со второй подачи

 


В конце 70-х годов женский тур пережил настоящую революцию. Самые крупные американские газеты писали только об одной теннисистке – Рене Ричардс, бывшем враче, морском офицере и… мужчине. Рене стала первым в истории тенниса человеком, сумевшим сыграть и в мужской, и в женской частях US Open, а позже тренировала саму Мартину Навратилову. История одной из самых загадочных спортсменок 20 века – в пятом номере журнала "All sport magazine".

Если вы попросите Ричардс рассказать о себе, то в первую очередь Рене скажет, что она врач, выпускник Йельского университета. Кроме того – бывший морской офицер, спортсмен и, конечно же, родитель. Но в 70-х эта женщина, которой в этом году исполнится 77 лет, попала на первые полосы самых известных американских газет вовсе не за свои достижения в области медицины или успехи в военном деле. В то время, когда такие понятия как «гендерная дисфория» или «транссексуализм» были известны лишь в очень узком кругу врачей и психологов, Рене Ричардс бросила вызов обществу и спортивным чиновникам — она стала первой в истории профессиональной теннисисткой, которая родилась мужчиной.

В своей «первой жизни» до операции Рене носила имя Ричард Раскинд. Он родился 19 августа 1934 года в Нью-Йорке, в обычной американской семье среднего класса. Отец Ричарда был хирургом, мать – психиатром. Мальчик увлекался всем, от скрипки и до игры в футбол, но наибольших успехов он добился в теннисе. Ричард был одним из лучших юниоров страны и, после поступления в Йель, стал капитаном университетской теннисной команды. Затем Раскинд продолжил обучение уже на медицинском факультете Рочестерского университета. Будучи студентом, Ричард участвовал в Открытом чемпионате США, однако его лучшим результатом здесь был второй круг соревнований. После учёбы он отправился служить в военно-морские силы США, завершив службу в звании лейтенант-коммандер. Отдав долг Родине, Ричард занялся врачебной практикой и со временем стал очень успешным специалистом в области глазной хирургии. Однако на протяжении всех этих лет внутри Ричарда жила, росла и крепла его вторая сущность. Мужское тело было лишь оболочкой, под ней же было то, чего не видел никто – женщина, которая в итоге и вырвалась наружу в возрасте 40 лет.

До операции по смене пола Ричард Раскинд (справа) был любимцем женщин

Медицинская справка
Формирование гендерной (половой) идентичности представляет собой очень сложный процесс, подверженный влиянию множества факторов. В связи с этим соответствие биологического пола и гендерной идентичности никоим образом не является гарантированным. Людей, чья гендерная идентичность противоположна их биологическому полу, называют транссексуалами. Транссексуализм по Н. Веnjamin — это «…патологическое состояние личности, заключающееся в полярном расхождении биологического и гражданского (паспортного) пола, с одной стороны, с полом психическим, с другой стороны».
Неободимо видеть различие между гендерной идентичностью (в особенности отклонениями гендерной идентичности) и сексуальной ориентацией. Говоря простым языком, гендерная идентичность — это то, кто мы есть, — наше собственное субъективное ощущение себя мужчиной, женщиной или лицом, сочетающим в себе признаки обоих полов. Сексуальная же ориентация связана с тем, к какому полу мы испытываем эмоциональное и сексуальное влечение. Причины возникновения транссексуализма до сих пор не ясны. Выявление истоков транссексуализма в раннем детском возрасте, особенности развития, независимость от воспитания и окружения, ригидность клинической картины, а также резистентность к терапии позволяют предположительно оценить транссексуализм как эндогенную (конституциональную) аномалию личности [Бухановский А.О., 1986]. По мнению некоторых учёных, на половую идентификацию может влиять уровень некоторых гормонов в критические периоды развития плода.
В связи с высокой опасностью возникновения суицида единственной возможностью разрешения конфликта, связанного с несоответствием биологического и ражданского пола психическому полу у транссексуалов, является гормональное и хирургическое лечение, направленное на смену пола. Поэтому данной патологией занимаются психиатры, которые, собственно, и устанавливают диагноз, эндокринологи (гормональная смена пола) и хирурги, осуществляющие хирургическую коррекцию наружных половых органов.

С самого детства Ричарду приходилось мириться с присутствием этого второго «Я».

«Когда я была ребёнком, я молилась каждую ночь о том, чтобы стать девочкой. Уже тогда я хотела, чтобы её звали Рене, что означает «возрождение».

Раскинд начал принимать женские гормоны уже в конце 60-х, а спустя некоторое время попытался сделать самый важный шаг в своей жизни. Он отправился в Касабланку к знаменитому французскому доктору Жоржу Бюру, который был в то время едва ли не единственным человеком на Земле, проводившим такие операции. Но Ричард не смог перебороть свой страх – он остановился в нескольких шагах от порога клиники и повернул назад. На этот раз Рене проиграла Ричарду. После неудавшегося преображения Раскинд решил зажить «нормальной» жизнью. Он всегда пользовался успехом у женщин и в 1969 году женился на манекенщице Барбаре, с которой они стали родителями сына по имени Ник. Однако брак не продержался и пяти лет – Раскинд развёлся с женой.

В 1975 году Ричард решил всё-таки сделать то, на что он не смог пойти в Касабланке. Операция, которая превратила Ричарда в Рене, прошла в одной из частных клиник Нью-Йорка в 1975 году. Родители и друзья Раскинда не могли поверить в то, что этот успешный взрослый мужчина сделал со своим телом. «Кто угодно, но только не Ричард», — говорили они. Но да, это был тот самый Ричард – человек с отличным образованием, который гонял на спортивных машинах и летал на собственном самолёте, который был отличным врачом и зарабатывал по 75 000 долларов в год, у которого была красавица жена и сын. Он отказался от всего этого лишь затем, чтобы осуществить мечту всей своей жизни. Хотя едва ли это была просто мечта – это была жизненная необходимость, Ричард не мог больше подавлять Рене и быть для всех тем, кем он не был.

«Люди спрашивали множество раз, почему я просто не жила как гомосексуал. Они не понимали, что Ричард был гетеросексуальным мужчиной, а Рене – гетеросексуальной женщиной, которая хотела быть с мужчиной именно как женщина».

Итак, в возрасте 40 лет Ричард Раскинд официально «умер» и в этот мир пришла Рене Ричардс, которой и предстояло стать одной из самых обсуждаемых спортсменок конца 70-х. Однако сразу после операции ни о каком спорте Рене не думала. Она не искала славы и шумихи, Рене хотела спокойно жить, заниматься своим любимым делом – лечить людей и, быть может, построить новую семью. Она вернулась к врачебной практике, перебравшись в Южную Калифорнию, и вела жизнь обычной американки.

Быть может, мир никогда и не узнал бы о Рене Ричардс, если бы не её любимое увлечение – теннис. Ричард играл на высоком уровне вплоть до самой операции, был одним из лучших теннисистов страны среди любителей в возрасте старше 35 лет. Любовь к теннису «по наследству» досталась и Рене. Она принимала участие в местных клубных турнирах, подружилась с другими игроками, которые и уговорили её принять участие в турнире в Ла Хойе.

Едва ли Рене думала о том, что победа на этом турнире станет одним из поворотных моментов в её жизни, но именно так и произошло. Ричардс не посвящала никого в тайны своего прошлого, но после этой победы в одной из газет появилась информация о том, что турнир выиграл человек, сменивший пол. Рене мгновенно привлекла к себе внимание журналистов и вообще всех, кто с ней так или иначе общался, в разных изданиях начали появляться заметки по поводу необычного игрока, одна из которых и привлекла внимание самой Рене Ричардс.

«Как-то я прочитала о том, что могу играть в Ла Хойе или на каких-нибудь других любительских турнирах, но меня никто не пустит на US Open, не примут в Женскую теннисную ассоциацию и вообще в туре мне играть нельзя. И тут я спросила себя – почему кто-то может решать, что мне можно делать, а что нет, пусть даже я этого и не хотела».

И Рене решила отстаивать свои права. Её друзья и отец просили не делать этого и жить обычной жизнью, они говорили, что вся эта шумиха со временем уляжется. Но Ричардс приняла вызов, и не только из-за себя. Неожиданно для самой Рене, для многих людей она стала в некотором роде символом борьбы за равноправие. Ей приходили тысячи писем со словами поддержки от людей, которые принадлежали к тем или иным группам, которые испытывали на своей шкуре, что значит неравенство, – чернокожих, заключённых, хиппи, гомосексуалах, чикано (американцев мексиканского происхождения), инвалидов и, конечно, транссексуалов.
«Боже, казалось, что весь мир видит во мне новую Жанну д’Арк», — говорила Рене.

Ричардс запомнила одного человека из этой «группы поддержки». Это была судья на том самом турнире в Ла Хойе, Вирджиния Гласс, которая сказала Рене: «Я наполовину филиппинка, мой муж – чёрный, и обоим моим сыновьям, играющим в теннис, приходится постоянно бороться, чтобы их приняли и дали заниматься тем, чем они хотят. Ты должна показать всем, что если у тебя есть право делать что-то, ты можешь это право реализовать».

Американская теннисная ассоциация отклонила её заявку на участие в US Open-1976, так как, несмотря на то, что Рене Ричардс по документам и внешне была женщиной¸ с точки зрения генетики она оставалась мужчиной, следовательно, не могла пройти хромосомный тест. Чиновники говорили и о том, что если они позволят Рене играть, то в женский теннис может прийти множество мужчин, которые ради карьеры сменят пол. Этот довод показался Ричардс смешным: «До какой степени человек должен хотеть играть в теннис, чтобы пойти ради этого на удаление своих гениталий?».

Рене оспорила запрет, и в 1977 году Верховный Суд штата Нью-Йорк подтвердил её право на участие в Открытом чемпионате США. Во многом этому способствовала Билли Джин Кинг, которая выступила в суде с поддержкой Рене. Так, Ричардс стала первым в истории человеком, которому удалось сыграть на этом турнире и в мужском, и в женском разрядах.

Однако Рене выиграла лишь битву, а не войну – она получила возможность играть, но соперницы должны были принять её. По словам Билли Джин Кинг, многие теннисистки были категорически против присутствия в туре бывшего мужчины. Но Кинг сказала им: «Она женщина, поэтому она играет. Примите это».

Ричардс стала первым в истории тенниса человеком, которому удалось сыграть на Открытом чемпионате США и в мужском, и в женском разрядах

Но приняли далеко не все. На Tennis Week Open 25 из 32 девушек снялись с турнира, выразив протест против участия Рене Ричардс. Кэролайн Столл, 15-летняя девочка, одна из немногих согласившаяся сыграть с Рене, после проигранного в трёх сетах матча спросила свою соперницу: «Ты здесь ради денег?». Ричардс ответила: «Это смешно, Кэролайн. Я зарабатывала около ста тысяч в год, будучи глазным хирургом. Ты бы сменила пол за миллион?».

Между игроками разгорались споры. Глэдис Хэлдман, одна из основательниц профессионального женского тенниса, как-то сказала: «По закону она женщина. У неё есть все права женщины, но не в теннисе. Должна ли она играть с мужчинами? Конечно нет. Но что же тогда делать?». Розмари Касальс была куда более непреклонна: «Ричардс всё ещё мужчина с точки зрения физической формы, и это даёт ей огромное преимущество. Необходимо это прекратить. Теннис – моя профессия, и это ставит её под угрозу».

Илие Настасе, с которым Рене дошла до полуфинала US Open в смешанном разряде, с юмором воспринимал нападки других женщин на свою партнёршу: «Ну носит она платье, и что с того? Теперь вы видите, как силён женский теннис – Рене годится им в матери, а они жалуются. Это просто страх». Действительно, вряд ли кто-то мог считать Ричардс серьёзной угрозой для тенниса. Ей было уже больше 40 лет, за годы после операции она похудела с 81 до 67 килограммов, в основном из-за потери мышечной массы. Женские гормоны, которые она должна была принимать всю жизнь, ослабляли организм Рене, лишая её скорости и выносливости.

Карьера Ричардс была недолгой – она играла с 1977 по 1981 год, самым большим её успехом был парный финал на US Open в 1977 году, который она вместе с Бэтти Энн Стюарт проиграла паре Навратилова-Стове. С Мартиной Навратиловой Рене связывает не только история выступлений в туре. Ричардс была тренером Мартины и под руководством Рене Навратилова выиграла два титула на «Уимблдоне». С бывшей подопечной Ричардс дружит до сих пор, как и с некоторыми другими теннисистками того времени, например, в прошлом году вместе с Мартиной она посетила Открытый чемпионат США.

Под руководством Рене Ричардс великая мартина Навратилова выиграла два титула на «Уимблдоне»

После окончания теннисной карьеры Рене написала книгу «Second Serve», в которой откровенно рассказала про свою жизнь, переживания и борьбу со всем миром. История Рене оказалась настолько интересной людям, что на основе выпущенной книги был снят фильм «Second Serve» с Ванессой Редгрейв в главной роли.
 
Ричардс вполне могла бы стать звездой шоу-бизнеса, но за несколько лет, проведённых в туре, сомнительной славы и внимания журналистов ей хватило на целую жизнь вперёд. Рене вернулась к своему главному призванию – медицине, и до сих пор делает операции. Она живёт в Нью-Йорке со своей помощницей Арлин Ларзелер, которой уже за 60. Рене не нашла мужчину, с которым она могла бы связать свою жизнь, и лишь огромный пёс породы бернский зенненхунд скрашивает её одиночество. С бывшей женой Ричардс общается редко, а сын, хоть и часто видится с Рене, до сих пор называет её отцом. «У меня уже есть одна мать. Мой отец мог сделать хоть операцию по превращению в слона, всё равно он навсегда останется моим отцом», — говорит Ник. Он рос трудным ребёнком – в 13 лет сбежал на Ямайку и редко посещал школу, но сейчас является довольно успешным агентом по недвижимости и даже занимается режиссурой.

Рене больше не занимается теннисом – годы уже не те, но спорт она не бросает – четыре раза в неделю Ричардс играет в гольф в одном из городских клубов. Впрочем, за современным теннисом она следит, самым любимым её игроком является Жюстин Энен, которую Рене как-то даже назвала гениальной.

В свои 76 лет Рене всё ещё является практикующим врачом и занимается спортом

Ричардс не жалеет о том, что она сделала операцию по смене пола, хотя и считает, что всё-таки в таком возрасте это крайне сложно, и рассматривать её в качестве примера не следует.
«Я получаю много писем от людей, которые в 40 лет хотят сменить пол. Я отговариваю их. Всё-таки это не для тех, кому 40, кто прожил жизнь в роли мужчины. Если тебе 18 или 20 и ты чувствуешь, что тебе это необходимо – вперёд, сделай это. Но если тебе 45, у тебя бывшая жена и трое детей, то лучше выпить антидепрессант, закрыться или сделать всё что угодно, чтобы не идти на операцию». Впрочем, Рене признаёт, что таким людям, как она, жить в фактически чужом теле почти невозможно: «Я не смогла. Практически никто не может».

Будучи успешным врачом, родителем и бывшей профессиональной теннисисткой, Ричардс, по её же собственному признанию, всегда была занозой для тех, кто пытается изобразить транссексуалов извращенцами, отплясывающих в захудалых барах. Она сломала стереотипы, быть может, именно поэтому Ричардс и стала так популярна. Но эта популярность едва ли радует саму Рене:
«Я думаю о том, что когда умру, в моём некрологе напишут «Теннисный игрок-транссексуал Рене Ричардс». Но я ничего не могу с этим поделать».

По материалам «The Observer», «Reuters», «The New York Times», «The Free Library», «People», «Sports Illustrated».
В статье использованы цитаты из книг:
1. Роберт Крукс, Карла Баур "Сексуальность". — Серия: Психологическая энциклопедия. — Прайм-Еврознак, 2005. — 480 с.
2. Калинченко С.Ю. "Транссексуализм. Возможности гормональной терапии". — Практическая Медицина, 2006. — 192 с. 

Автор: Артём Атанов
Еще больше интересного вы можете прочесть в 5 выпуске журнала ASM



Метки: