Как-то общалась я с одним даргинцем. Раньше меня пугали кавказцами — мол, грязные, неотёсанные, грубые мужланы. Ан нет — этот оказался весьма милым и галантным мальчиком, очень внимательным и обаятельным. Служил у нас тут срочником и жутко страдал от сурового сибирского климата. И очень его сильно не любили в увольнения отпускать — встретились мы с ним всего один раз. И надо же было случиться тому, что в этот день ему дали в первый раз в жизни попробовать „таблетку”. Чорд его знает, что за препарат был, но явно какой-то седативный. Как же его плющило, бедного! Сидел, еле шевелился, даже простейший разговор не мог поддержать. В общем, ничего у нас с ним не получилось, так остались друзьями по переписке. Даже фотографии, что я делала, ему не удалось передать, а надо сказать, вышел он очень даже ничего. Даргинцы (те, кого я знаю), вообще очень красивые.


Метки:

Как установлено в судебном процессе, 9 марта 2010 года в соборную мечеть Читы нагрянули с очередной проверкой сотрудники УФСБ. Весь первый этаж здания был «зачищен» от прихожан, в итоге около 2 часов расположенные там помещения были свободными для доступа посторонних лиц. Через неделю, 16 марта, в мечеть вновь пришли сотрудники УФСБ. Они предъявили постановление суда о проведении обыска. Цель обыска — изъятие запрещенных религиозных книг. При этом в составе следственной группы не оказалось специалиста, имеющего познания в области экстремисткой литературы. Но внезапно совершенно случайно оказался специалист-взрывотехник. Его присутствие оказалось как нельзя кстати. В одном из помещений первого этажа была обнаружена самодельная граната. Сразу после этого силовики «свернули» обыск, потеряв интерес к других помещениям и зданиям, расположенных на территории мечети.

В ходе изъятия гранаты и дальнейшего производства по делу следователем УФСБ, по мнению стороны защиты, были допущены многочисленные нарушения норм УПК. В итоге, к уголовной ответственности по ч.1 ст.222 и ч.1 ст.223 УК РФ был привлечен имам мечети Муса Камурзоев.

Судья Ингодинского райсуда Читы Елена Мершиева признала имама соборной мечети Мусу Камурзоева виновным в приобретении и хранении взрывного устройства и назначила ему наказание в виде трех лет лишения свободы в колонии общего режима. Забайкальские правозащитники намерены обжаловать приговор, так как считают его незаконным и не справедливым.

И, наконец, десять вопросов судье, вынесшей этот приговор от Виталия Черказова.


Метки: ,

Вы отмечаетесь в комментариях, я пишу вам в 3-х пунктах что, по моему мнению, вы хорошо умеете.
В свою очередь, вы пишите у себя пост, в котором подтверждаете/опровергаете моё мнение и пишете 3 пункта о том, чего вы не умеете.

Юная, но талантливая решила, что я умею:

1) круто менять свою жизнь и интересно писать о ней.
2) читать и писать вот эти вот коды, скрипты и прочее то, что для меня загадочный темный лес:)
3) писать по-арабски? (судя по статусам ВК)

1. А вот если бы я ещё мусульманкой до конца стала! Да в Баку уехала, молиться, поститься и слушать радио «Радонеж»? смотреть «Аль Джазиру» — вот это было бы дааа!
2. Ну что есть — то есть, помнят ручки шаловливые цсс окаянный и джаваскрипт хитровы#$%нный :-)
3. Нет, писать по-арабски я не умею, я с википедии копирую ^.^

«السلام عليكم» — это «Ассаламу алейкум», а произнесение «أشهد أن لا إله إلاَّ الله و أشهد أن محمد رسول الله» — с верой в Аллаха в сердце является минимальным условием для принятия ислама.


Метки: ,

Матери в поликлинике рассказали, что я пол меняю. Вот такая вот у нас «врачебная тайна». Причём, вообще-то терапевта не ебёт, меняю я пол или нет — этим занимаются психиатры и эндокринологи. Мать закатила огромный скандал и выгоняет меня из дома, как я и предполагала.

Ей в моём детстве какой-то хуев экстрасенс сказал, что я сделаю огромную карьеру, буду чуть ли не президентом, женюсь на богатой, «высоколобой» жене и двух детей заимею. Теперь она меня постоянно наказывает из-за того, что это не сбылось. В России, блядь, 150 миллионов людей, и только один из них президент, а меня она постоянно пилит, ругает и устраивает скандалы из-за того, что это не я.

Мои доводы о том, что я бесплодная, недоразвита как мужчина, ей не принимаются. Вот вынь и положь ей двух внуков и богатую жену. Про то, что я всегда вела себя как девочка, она забыла под влиянием этой «idea fix» и постоянной выпивки. Господи, я скоро сдам её в интернат, чтоб её прокормили галоперидолом до самой смерти, как же мне трудно с ней!

Недаром мне снилось, что я сосала у негра. У него был пресный, невкусный и весь какой-то грустно-вялый.